Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Ехали по дороге – бросались головами...

Авторы - статьи > Григорьев Станислав


Станислав Григорьев
Ехали по дороге – бросались головами...
// "Саратовский криминал" (г. Саратов). 2002, апрель. № 4 (35), с. 5.
Рубрика: Разборка
* Подг. к печати: 22 сентября 2017 г. http://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.  
В областном суде вновь готово начаться дело о преступлении умопомрачительной жестокости. Дело Алексея Цыганкова. Прокуратура считает, что этот человек повинен в смерти троих бывших приятелей. Их застрелили, у трупов отрезали головы, кисти рук и разбросали по окрестностям Саратова. Предполагаемая причина зверства – нарушение "дисциплины" и несоблюдение "субординации" в бандитской среде. Цыганков, правда, вот уже третий год как утверждает, что он не бандит, а к этому убийству не имеет ровным счетом никакого отношения. Пока ему удается отстаивать свою точку зрения вполне успешно. Целых два раза обвинительный приговор с пожизненным сроком в отношении Алексея Владимировича отменялся Верховным судом РФ. Что будет с третьим приговором? Да бог его знает! Посмотрим.
Чудовищная расправа, если основываться на материалах предварительного следствия, произошла 23 января 2000 года. Нашли трупы 28 января при следующих обстоятельствах. В этот день в южный пригород Саратова (местность возле трассы на Волгоград) направилась группа охотников. Собирались они как бы пострелять, "принять на грудь", ну, в общем, хорошо провести время. Однако "дичь" попалась страшная. Пробираясь по лесу, один из охотников вдруг заметил, что из-под глубокого сугроба торчит наружу что-то красное. Снег разворошили и обомлели...
За неполную неделю да на морозе трупы сохранились хорошо. И даже несмотря на то, что из недостающих частей тела впоследствии нашли всего одну голову, правоохранителям удалось достаточно быстро установить, кого это так по-изуверски "схоронили" в лесу. А уж от личностей убитых до предполагаемого убийцы было рукой подать. Родственники трех молодых людей догадывались и даже прекрасно знали, на встречу с кем их сыновья уехали из дома.
Этим "кем-то" оказался Цыганков - человек с незаурядными для "специфической" среды мозгами (как-никак, а незаконченное высшее юридическое образование имеет), который был предпринимателем и числился консультантом в одной из саратовских юридических фирм. Но это – официальная сторона его жизни. Что же до неофициальной – то о ней уже сверх меры писали в газетах. Журналисты ассоциировали Цыганкова, в первую очередь, с людьми, прежде составлявшими "ближний круг" мученика криминального Саратова – Игоря Чикунова.
Вместе с Алексеем Цыганковым в поле зрения следствия попали его знакомые –     О-ов, К-ов и Ч-ев. В ныне не существующем Приволжском РУБОПе считали, что с помощью этих людей главный "герой" нашей публикации боролся за лидерство в ОПГ под звучным названием "Чайки". "Чайками" оппонентов Цыганкова окрестили не то патриархи Саратовского криминального сообщества, не то сами РУБОПовцы – за быструю смену "хозяев". Сегодня с одним, завтра с другим, послезавтра с третьим известным "авторитетом" поддерживали они партнерских отношения, а в итоге ни с кем не было истинно близких отношений, никто не ждал от них преданности. Но даже эти не совсем надежные люди не воспринимали Цыганкова до конца всерьез. Утверждают, что Алексея Владимировича это сильно раздражало.
По версии обвинителей, череда конфликтов с различными "сильными мира сего", последовавшая в 1999 году, завершилась для Цыганкова потерей учредительской доли в одном из крупных саратовских ночных клубов. Ну а потом – вниз, по наклонной: стали разыскивать в связи с другим уголовным делом, не имеющим отношения к событиям 23 января (каким, намекнём позже).
Цыганков стал скрываться. Помогали ему в этом те самые знакомые, которых потом убили. Жил Алексей Владимирович в Волгограде, а для решения "оперативных вопросов" его привозили на джипе в Саратов. Ненадолго. После чего он опять исчезал. В какой-то момент его помощникам захотелось более спокойной жизни, о чем один из них и заявил ему вполне конкретно. Следствие считает: Цыганков почувствовал, что даже среди своих утрачивает влияние, и решил наименее ценных помощников "воспитать". Подробности совершения убийства, какими их видит прокуратура, опустим, потому что однозначно утверждать, что все было так, а не иначе, до суда нельзя. Однако факт: имеются свидетельские показания о том, что перед убийством возможные сообщники обменивались с предполагаемым убийцей кодированными фразами по пейджеру. Послание "С праздником всех!", например, означало, что его приближенным надлежало прибыть в условленное место на встречу. Расправа в лесу, по утверждению одного из них, произошла так. Якобы Цыганков выхватил из карманов два пистолета типа ПМ и уложил всех троих. Потом предложил окружающим добить корчащихся на снегу. Они не согласились, тогда добил сам. Цыганков, наоборот, утверждает, что убивали другие... Головы и кисти у трупов отрезали, чтобы впоследствии опознать было труднее. Завернули улики в целлофановые пакеты и выбрасывали на ходу из легковой машины вдоль трассы.
В прошлые разы Цыганкова судил обычный суд, но сегодня ему захотелось выйти со своей историей к присяжным. По каким причинам – неизвестно. Может быть, он хочет, чтобы судебные структуры помучились, отбирая для процесса заседателей. По Российским законам, до процесса они не должны знать ничего о личности подсудимого и судить "с чистого листа". Цыганкова между тем уже так "отрекламировали" в прессе, что в Саратове про него не знают разве самые далекие от реальной жизни люди. Более того, сам главный герой будущего процесса не чурается СМИ: в начале этого года он, находясь в СИЗО, исхитрился дать интервью одной из местных телекомпаний, в котором заявил, что "достаточно знает" и расскажет на предстоящем суде много интересного. Про кого? Ну, наверное, не про себя. Хотя про себя уж было бы интереснее.
Интересные нюансы, связанные с делом Цыганкова
Упомянутые нами знакомые Цыганкова К-ов и Ч-ев имеют судебно-следственные неприятности не только в связи с делом о трупах без голов. Недавно их обвинили в совершении разбойного нападения.
Кроме дела об отрезанных головах, в производстве органов прокуратуры находятся еще как минимум два уголовных дела об убийствах, которые следствие также связывает с именем Цыганкова. Одно из таких дел – о скоропостижной, прогремевшей в свое время на весь Саратов смерти авторитета по кличке "Фаня", - скоро уйдет в суд. На "Фаню" устроили неудачное покушение со стрельбой, а затем в тот же день, после того как "клиент" был доставлен в одну из больниц города, в палату вошли двое мужчин в белых халатах и марлевых повязках, достали пистолет и довели дело до конца. Застрелили уже окончательно на виду у всего честного народа.
Другое дело связано с убийством одного из небезызвестных братьев Наволокиных. Его взорвали в подъезде дома в 1996 году. Самодельное взрывное устройство, со знанием диверсионной науки заложенное за батарею центрального отопления (осколки батареи многократно усилили убойное действие взрывчатки), было радиоуправляемым.
Во время расследования уголовного дела по обезглавленным трупам один из знакомых Цыганкова, некто Орлов, выдал оперативникам аналогичное СВУ. При этом он утверждал, что "сюрприз" ему отдал на хранение Цыганков. Цыганков этот факт полностью отрицает.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню