Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

С убийством Горбачева все яснее ясного… посчитали присяжные, а судья зачитал приговор

Авторы - статьи > Григорьев Станислав


Станислав Григорьев
С убийством Горбачева все яснее ясного… посчитали присяжные, а судья зачитал приговор
// "Земское обозрение" (г. Саратов). 2000, 01 июня. № 22, с. 14.
Рубрика: Закон и беззаконие
* Подг. к печати: 19 сентября 2017 г. http://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.  
В областном суде подведен очередной итог по уголовному делу об убийстве президента Саратовского фонда защиты авторских прав Андрея Горбачева. Об особенностях уголовного дела "Земское обозрение" подробно рассказывало в предыдущем номере. До самого конца судебного следствия и прений нельзя было понять, какое мнение составили присяжные о доводах обвинения и защиты – во время процесса они сидели с каменными лицами и не задали ни одного вопроса. Вердикт все расставил на свои места: предприниматели Александр Липанов, Андрей Чекасин (проходили по обвинению в качестве организатора и соучастника убийства), а также неработающие Олег Долгов и Рушан Рахметуллин (исполнители) были признаны виновными в инкриминируемых им деяниях. Под стать суровому вердикту был и приговор, который вскоре огласил председательствующий в процессе судья Петр Штундер. Александр Липанов по совокупности преступлений получил 15 лет и 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в ИК строгого режима, Чекасин – 11 лет, Долгов – 16 лет, Рахметуллин – 12 лет и 6 месяцев. Адвокаты подсудимых после приговора вытирали холодный пот со лбов.
…Сторона обвинения, по-видимому, осталась довольной исходом судебного сражения. Однако нет сомнений в том, что этот приговор будет обжалован стороной защиты. Еще до вердикта корреспондент "Земского обозрения" встретился с Тамазом Барбакадзе, директором "Адвокатской фирмы" (г. Энгельс), адвокатом, который представлял в процессе интересы Александра Липанова. В самом начале разговора Барбакадзе заявил, что в данном уголовном деле сторона обвинения широко использовала так называемые "грязные технологии".
- В уголовном процессе ни прокуратура, ни защитники не имеют права выходить за рамки предъявленного обвинения, - сказал Тамаз Отарович. – Между тем на протяжении всего процесса можно было наблюдать попытки гособвинителя приобщить к данному разбирательству в качестве дополнительных доказательств вины подсудимых протоколы допросов и прочие документы, полученные в результате следствия по другим уголовным делам, которые также имеют отношение к личности Липанова. Неоднократно прокурор Баженов пытался сначала явочным порядком указать присяжным на содержание этих документов, а уж потом только, как того требует процедура суда присяжных, исследовать в отсутствие заседателей вопрос о допустимости или недопустимости этих доказательств. Эти попытки я и называю "грязными судебными технологиями", игрой прокурора, что называется, "на грани фола".
…Председательствующий и защитники пытались препятствовать этим выпадам, но дело уже было сделано: присяжные уловили, из какой среды выросли подсудимые, и судили не "просто людей", как хотелось бы создателям суда присяжных, а хитрых лавочников и коммерсантов.
Продолжая беседу с Барбакадзе, я не мог не спросить, насколько обоснованной он считает позицию обвинения. Версия преступления, которой придерживалась прокуратура в суде, на взгляд адвоката, весьма противоречива. "Сторона обвинения предпочла взять за основу часть показаний двоих подсудимых – Долгова и Рахметуллина, - сказал, отвечая на мой вопрос Тамаз Отарович, - при этом в целом то, что говорили эти люди на стадии предварительного следствия, расходится на 180 градусов. Рахметуллин, как известно, утверждал, что участвовал в устранении Горбачева вместе с Долговым и неким Корниловым. После убийства оружие, из которого стреляли, было якобы выброшено в канализационный коллектор недалеко от места трагедии. Однако при осмотре коллектора никаких "стволов" в нем не нашли. Долгов, напротив, последовательно утверждал, что совершал убийство один, по заказу людей, не имеющих отношения к Липанову, а обрез, из которого стрелял, утопил в реке Волге. На следствии Долгов неоднократно указывал это место, но органы следствия не предприняли попыток отыскать в нем орудие преступления. Все это странно, по меньшей мере…"
Адвокат считает, что убийство действительно было заказным, но концы всей истории необходимо искать в тревожном случае, который произошел после того, как Фонд поддержал коллективный иск художников к известному в области заводу "Техстекло" в 1998 году. Предприятие воспользовалось творческими разработками дизайнеров, но предпочло не уплатить им авторское вознаграждение. Ленинский районный суд Саратова удовлетворил иск на очень значительную сумму, после чего в офис Фонда пришел неизвестный мужчина средних лет и предупредил работников, что "если Горбачев не бросит заниматься "Техстеклом", ему будет плохо".
Чуть позже прокуратура установила, что визитером был Олег Долгов, однако Барбакадзе сомневается, что это был именно он. "Долгов с трудом подходит под описание мужчины средних лет. Я считаю, что историей по "Техстеклу" следствие разбиралось спустя рукава".
Кроме того, Барбакадзе ставит под сомнение показания свидетелей обвинения, бывших участников так называемой группировки Липанова, Кирильчака, Назароя и Рызванова. "Есть два протокола допросов Рызванова, - говорит адвокат, - произведенных двумя разными следователями. Удивительны эти протоколы тем, что, во-первых, повторяют друг друга слово в слово, что в принципе невозможно, а во-вторых, и в том и в другом протоколе Рызванов, человек, прямо скажем, невысоких умственных способностей, изъясняется такими высокопарными словами, что впору говорить о каком-то умственном озарении, которое наступило во время следствия. Я уверен, что "прозрение" произошло не без помощи следователя. Не исключено, что "посадка" Липанова на скамью подсудимых была выгодна его конкурентам по бизнесу".
Оставим эти суждения на совести адвоката. Может быть, Барбакадзе еще удастся когда-нибудь доказать свою правоту в этом вопросе, а пока верх над ним одержали правоохранительные органы.
Сразу после общения с Барбакадзе корреспондент еженедельника взял краткое интервью у прокурора-криминалиста прокуратуры города Александрова, который расследовал многие уголовные дела, связанные с именем Липанова. Прокурор сказал следующее: "Если кто и увлекался "грязными технологиями", то как раз сторона защиты. Чего стоит только попытка обеспечить несуществующее алиби Липанову на момент убийства. На мой взгляд, дело Горбачева – не последнее в криминальной биографии Александра Викторовича. Вероятно, в скором времени появятся данные, которые позволят говорить о причастности Липанова еще к одной или даже нескольким "грустным историям" прошлых лет".
На настоящий день через органы следствия и суда успешно пропущено как минимум три "грустных истории", связанных с Липановым, одна из которых очень показательна. Липанов и сотоварищи обвинялись прокуратурой в покушении на жизнь Горшкова, бывшего директора АО "Саратов-Мобайл", которого нынешний свидетель обвинения Назарой, а также некий Багуля избили и чуть было не зарезали насмерть на пороге собственного дома. Как установлено следствием и позже доказано в суде, приближенные к Липанову люди пользовались услугами сети практически бесплатно, но в одночасье "халява" кончилась, и мобильная связь была отключена. Неплательщики решили доказать телефонному оператору, что прав не тот, у кого больше прав, а тот, кто сильнее, но немного неаккуратно подошли к вопросу наказания строптивого директора и были "вычислены" правоохранителями.
Отлежавшись в больнице, Горшков поспешил покинуть ответственный пост в "Саратов-Мобайле" и  переместился, от греха подальше, в структуры областного правительства.
О дальнейших неудачах либо успехах предпринимателя Липанова, угодившего под каток саратовской Фемиды, редакция будет сообщать в следующих номерах.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню